На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Деньги

96 497 подписчиков

"Деловой журнал". Михаил Фридман: Альтернатива арбитражу

Глава Альфа-банка Михаил Фридман – об изменениях концепции совета директоров и других поправках в корпоративном законодательстве и об институте третейского разбирательства.

Выступление члена совета директоров Альфа-банка, председателя комитета РСПП по собственности Михаила Фридмана на встрече членов РСПП с премьер-министром Дмитрием Медведевым и членами правительства.

Уважаемые господа, я несколько слов хотел сказать о работе над изменениями в Гражданском кодексе, которую мы ведем уже некоторое время. Мы уже поднимали этот вопрос на предыдущей встрече с Вами, Дмитрий Анатольевич, и я бы сказал, что там достаточно хороший прогресс — мы работаем с членами правительства, с вице-премьерами. Игорь Иванович [Шувалов] проводил несколько совещаний на эту тему. По многим вопросам, на наш взгляд, идет конструктивное взаимодействие. Безусловно, существуют разные точки зрения, пока еще мы окончательно все не согласовали, но процесс взаимодействия, обмена мнениями и взаимных компромиссов идет, на наш взгляд, вполне конструктивно. Это касается вопроса об аффилированности и так далее.

Есть один вопрос, по которому у нас единая точка зрения, и мы бы хотели Вашей поддержки в этом конкретном вопросе. Это вопрос, связанный с деятельностью наблюдательных советов по проекту Гражданского кодекса. Вообще говоря, мы считаем, что любые изменения в корпоративном законодательстве должны быть, естественно, крайне аккуратными, потому что это конституция, по которой живет корпоративный мир, мы к ней адаптировались, привыкли. Безусловно, она несовершенна, но в целом удовлетворяет потребности делового сообщества.

В данный момент предлагаются достаточно серьезные изменения концепции совета директоров в пользу так называемого наблюдательного совета — это изменение функционала совета директоров (определенное его ограничение), а также дополнительные требования в виде, например, невключения в этот наблюдательный совет представителей менеджмента компании, что на сегодняшний день не существует. Сегодня генеральные директора очень часто являются членами совета директоров и так далее. Нам представляется (и это достаточно единая точка зрения всех, с кем мы общались), что нет никакой необходимости менять сегодняшнюю существующую практику работы советов директоров. Нам кажется, что, наверное, есть какие-то слабые звенья в Гражданском кодексе, в корпоративном праве в частности, но как раз в этой области нам представляется, что есть вполне уже сложившаяся, нормально работающая механика, и мы бы просили оставить эту часть без серьезных изменений, оставить все как есть.

По разным причинам, на мой взгляд, несколько такого теоретического, академического характера, все время вокруг этого вопроса есть разные точки зрения, поэтому хотелось бы опереться на Вашу позицию.

Также мы еще раз хотим сказать, что очень приветствуем тот подход, что мы все эти изменения делаем медленно, не спеша и по частям. Вот сейчас первая часть, мы в принципе уже близки к завершению… И мы считаем, что так же не спеша нужно и все остальное с Гражданским кодексом делать. Это что касается Гражданского кодекса.

Вторая тема, которой мы в течение последнего времени достаточно активно занимались, — это институт третейского разбирательства, и здесь тоже хотелось бы на концептуальном уровне получить Вашу реакцию. В чем там главная идея, с нашей точки зрения? Нам представляется, что главная задача в области третейских судов и третейского разбирательства — создать реально действующую альтернативу системе государственного арбитража. На сегодняшний день система третейских судов, по сути дела, таковой не является, потому что трактование норм о третейском разбирательстве таково, что существует очень много возможностей оспаривания решений третейских судов в государственных арбитражах, и де-факто сегодня наличие оговорки о третейском разбирательстве приводит очень часто к удлинению срока. Де-факто есть какое-то решение третейского суда, после этого недовольная сторона, которая всегда есть, идет в арбитраж, и процесс начинается заново, таким образом, по большому счету смысловой нагрузки в этом третейском разбирательстве на сегодняшний день нет. Это и неудивительно, потому что существует порядка 1 тыс. третейских судов — понятно, что при таком количестве третейских судов качество их работы невозможно поднять до уровня, реально сопоставимого с государственным арбитражем. Наше понимание состоит в том, что мы хотели бы добиться такой системы, при которой третейских судов будет относительно небольшое количество, скажем, счетное — десятки, а не сотни и тысячи, при этом качество их заметно повысится. Ответственность судей, участников третейского разбирательства также будет заметно усилена, но при этом решения этих третейских судов будут иметь силу, практически равную решению государственного арбитража, и оснований для пересмотра этих решений будет очень немного: будет очень четкое законодательство по поводу того, в каких случаях может быть пересмотрено решение третейских судов (прежде всего это нарушение процедуры и так далее). Чтобы не углубляться в разного рода подробности в силу дефицита времени, это глобальное, чего бы мы хотели добиться.

Мы работали в течение достаточно длительного времени с Минэкономразвития. Надо сказать, что мы в принципе достаточно сильно сблизили позиции, и у нас было немного, если не сказать, что практически не было, разногласий. Тут вмешалась некая такая ситуация, связанная с тем, что параллельно с Минэкономразвития проектом о третейском разбирательстве занимается Министерство юстиции. Сейчас мы вступили в диалог с представителями Министерства юстиции, и пока наши позиции не сблизились. Мы надеемся, что мы их в течение какого-то времени постараемся сблизить. На фоне принятого или практически принятого решения о слиянии Высшего арбитража с Верховным судом поддержка этой концепции, на наш взгляд, будет иметь особенно важное значение, поскольку понятно, что нагрузка на арбитражную систему в связи с этими изменениями, наверное, будет увеличена. Скажем так, руководство арбитража будет больше занято многими другими вопросами.

Кстати говоря, хотелось бы очень услышать Вашу позицию и Ваше мнение относительно того, как это слияние будет происходить, на каком уровне — тоже для понимания ситуации. Поэтому мы бы хотели попросить Вас, если Вы согласны с этой концепцией, в таком виде ее поддержать перед правительственными органами. И все-таки в конечном итоге мы бы хотели понимать, кто является переговорной стороной от имени правительства — Минюст или Минэкономразвития, потому что мы параллельно вели эту дискуссию. Соответственно, в случае концептуальной поддержки, думаю, что мы быстро найдем общий язык.

 

Источник

Картина дня

наверх